Какую стратегию выбрать, чтоб не оказаться на обочине новой экономики приложений?

LinkedInVKontakte
Поделиться:

Cтатья Мэтью Смита (MatthewSmith), директора по стратегии подразделения Cisco по разработке отраслевых решений для развивающихся рынков. 8 июля он приедет в Екатеринбург, где примет участие в выставке ИННОПРОМ, а также в открытии Академии Cisco при Уральском радиотехническом колледже им. А. С. Попова

Мир меняется, и меняется довольно быстро. Тектонические сдвиги на рынках, вызванные ростом развивающихся экономик и стимулируемые массовой урбанизацией и взрывообразным повышением благосостояния среднего класса, в ближайшие годы будут продолжаться. Всеобщая урбанизация начнет серьезно влиять на ресурсы, и то, как они распределяются, станет определяющим фактором в нашей реакции на происходящие изменения. С учетом того, что в ближайшие 30 лет Китай намерен построить сотню новых городов-миллионников, а городское население Индии, как ожидается, увеличится на 400 миллионов человек, возникнет необходимость такого повышения эффективности человеческой деятельности, что все достижения последних 20 лет в области производительности труда покажутся ничтожными.

Рост эффективности будет вызван разными причинами, в том числе ожидаемыми демографическими переменами. Во-первых, человечество стареет. На рубеже столетия 6,8% шестимиллиардного населения Земли были старше 65 лет. К 2050 г. доля этой возрастной группы составит 16,2%, а общая численность жителей нашей планеты превысит 9 миллиардов человек. В цифровом исчислении сегодня количество людей старше 65 лет составляет четыреста миллионов, а через 30 лет этот показатель возрастет более чем втрое до 1,4 миллиарда человек, т.е. составит почти четверть современного населения Земли. Нетрудно представить, какие ресурсы потребуются для решения проблем стареющего населения, и не стоит особенно удивляться участившимся дискуссиям о том, что считать пенсионным возрастом. Добавьте к этому такие сопутствующие проблемы, как продолжительное медицинское обслуживание с его постоянно растущими ценами. В Китае уже сегодня 10% населения (а это больше 100 миллионов человек) страдают диабетом. Сложно даже представить, как придется повысить производительность, чтобы иметь в будущем возможность решать такие проблемы хотя бы на нынешнем уровне.

Во-вторых, в ряде регионов мира население сокращается. К примеру, европейцев к тому же 2050 году станет меньше почти на 5%, а в Германии этот показатель и вовсе составит 14%. Если же учесть одновременное старение населения, то потребность в истощающихся ресурсах будет расти по экспоненте, и если производительность не сможет за этим поспеть, то придется увеличить налоги.

Вместе с тем общая численность населения нашей планеты растет, причем сверхтемпами, и во многих случаях население молодеет. В ближайшие 30 лет население Индии вырастет на 55%, Индонезии – на 56%, при том, что эти страны и сейчас малонаселенными не назовешь. С учетом массовой урбанизации человечество должно найти способ как минимум накормить, одеть и где-то поселить этих людей, а если не дать им образования и должной мотивации, то мы рискуем получить подобие недавней Арабской весны, только в еще более пугающих масштабах.

(Данныеочисленностинаселенияприводятсяпо: World Population Prospects: 2010 Revision United Nations Population Division)

Так есть ли свет в конце туннеля, и если есть, то что это – луч надежды или прожектор несущегося на нас поезда?

Один из неоспоримых фактов состоит в том, что мир становится все более подключенным. В 2008 году подключенных устройств стало больше, чем людей на нашей планете. За последующие 6 лет количество подключений возросло более чем втрое, и теперь их не 7 миллиардов, как в 2008 году, а 25. Еще через пять лет, по самым консервативным подсчетам, их число удвоится, и мы получим 50 миллиардов подключенных устройств, которые можно назвать «умными» объектами.

Я сознательно подчеркиваю консервативный характер этих подсчетов, поскольку сегодня к Всемирной сети подключен лишь 1% всего того, что можно подключить. Если же учесть быстрорастущую численность человечества, то 50 миллиардов могут без особой натяжки превратиться в 100 и даже 200 миллиардов.

Почему же произошел столь впечаталяющий технологический скачок, и почему именно сейчас? Главная причина кроется в экономике и, в частности, в появлении доступной цифровой инфраструктуры. В период с 1992 по 2008 гг. элементная база цифровой инфраструктуры заметно подешевела. Стоимость размещения транзисторов на одном квадратном миллиметре подложки снизилась с 222 долларов до 27 центов, стоимость гигабайта памяти уменьшилась с 569 долларов до 13 центов. И так далее...

(Источник: CiscoInternetBusinessSolutionsGroup 2013)

Доступность и связность дали импульс развитию того, что мы теперь именуем Всеобъемлющим Интернетом, то есть сети, объединяющей людей, процессы, данные и объекты. Этот этап эволюции Всемирной паутины можно считать концом «старого» Интернета и зарождением нового, способного создать не только электронную коммерцию, но и обширный и разнообразный набор того, что я предлагаю называть «электронными результатами» (e-“outcomes”).

E-“outcomes” будут появляться по мере расширения наших способностей обрабатывать большие данные (Big Data). Большие данные появились не вчера. Мы уже с ними сталкивались в самых разных формах – от чеков в супермаркете или на бензозаправке до счетов-фактур за обслуживание корпоративного автопарка.

Оцифровка информации, накопившейся за последние 20 лет, создает однородные большие данные. Простота создания данных путем оцифровки породила как невероятный рост их объемов, так и множество вопросов о том, что с ними делать. 90% всех мировых данных создано за последние два года, причем за один лишь 2012 год данных появилось больше, чем за предыдущие 5 тысяч лет. Если же количество подключенных устройств в ближайшие 5 лет утроится, то объемы данных перестанут поддаваться воображению.

Например, сеть магазинов Walmart генерирует и получает от клиентов 2,5 петабайта данных в час. А теперь представьте себе жесткий диск емкостью в 1 терабайт, который сегодня можно купить за 150 долларов и которого, по вашему мнению, достаточно, чтобы хранить все, что вам нужно. Так вот, Walmart передает и принимает 2500 таких дисков ежечасно. Помню, как в начале 1990-х я купил для своего первого IBM-совместимого компьютера жесткий диск емкостью 480 Мбайт, и мои друзья, работавшие с дисками по 240 МБ, в один голос упрекали меня: мол, зачем приобрел устройство, которое никогда не сможешь заполнить. Так что, имея дело с большими данными, мы ограничены лишь собственным воображением, и надо стараться не стать пленниками своего прошлого опыта.

(Источникданных: Cisco Internet Business Solutions Group 2013)

Главная проблема больших данных в том, что они большие. Поэтому мало добыть эти данные – их еще надо превратить в полезную информацию, а затем трансформировать полученные знания в разум, чтобы извлечь из них экономическую пользу.

По консервативным расчетам, такая экономическая польза в ближайшие 10 лет может составить 19 триллионов долларов. Из них 14,4 триллиона придутся на частный сектор экономики, а 4,6 – на госсектор, причем создаваться эта ценность будет миллионами разных способов. Рассуждая нынешними категориями, речь идет о повышении эффективности использования ресурсов, совершенствовании логистики поставок, о новых способах обслуживания заказчиков и повышении уровня жизни населения.

(Источник: Cisco Internet Business Solutions Group 2013)

Первую линию обработки этих баснословных чисел образуют приложения, превращающие простые данные в экономическую ценность. Использование этих приложений принесет электронные результаты не только компаниям, но и городам и целым странам. Это будет совокупность всех электронных результатов, полученных отовсюду и порождаемых новой экономикой приложений, которая пока что находится в младенческой стадии развития. Для сравнения: если в 2007 г. насчитывалось 3000 мобильных приложений, то сегодня, всего 7 лет спустя, мы видим более 77 миллиардов загрузок таких приложений, и это, повторяю, только начало.

Чтобы, глядя на эти поражающие воображение цифры, понять, на сколь ранней ступени развития находится экономика приложений и каков ее потенциал, приведу пример с такими новинками рынка, как Jawbone (приложение для фитнеса) и Fitbit (приложение для напольных весов). Сами по себе они дают владельцу полезную информацию о его физических нагрузках и режиме сна, помогая упорядочить образ жизни. Но поскольку мы живем в пору всеобщей подключенности, можно еще и подключить одно приложение к другому. В результате данные, содержащиеся в разных облаках, соединятся, и весы начнут показывать не только вес вашего тела, но и процент жировых отложений. Таким образом, вы получаете дополнительную информацию, позволяющую вам принимать более осознанные решения. Но как, спросите вы, это связано с экономическим потенциалом Всеобъемлющего Интернета, измеряемого, как уже упоминалось, триллионами долларов?

Все, в конечном счете, зависит от того, как мы будем обмениваться данными и какую пользу такой обмен принесет. Скажем, уже существуют подключенные холодильники, способные давать информацию о количестве хранящихся в них продуктов. Пройдет немного времени, и эти устройства научатся также читать этикетки на упаковках, выдавая владельцу список продуктов, которые нужно купить.

Существующие технологии позволяют супермаркетам отслеживать покупки с помощью карт постоянного покупателя. А что если подключить приложение-холодильник к приложению-супермаркет, как мы подключили Jawbone к Fitbit? Тогда супермаркет, получив от вашего холодильника информацию о потребленных продуктах, и учитывая характер ваших предыдущих покупок, сможет предложить набор товаров, который вам доставят в удобное для вас время. Вследствие всего этого у продавца существенно возрастет оборачиваемость товарных запасов, и, создав экономическую ценность для себя, он, возможно, предложит покупателям лучшие цены и обслуживание.
А если соединить напольные весы с информационным облаком и персональным фитнес-трекером, где задан вес, которого вы хотите достичь, то можно подумать и о других вариантах. Если Jawbone и Fitbit подключить к холодильнику и супермаркету, то последний сможет предложить вам набор продуктов в полном соответствии с тем, как фитнес-трекер рассчитал желаемый вес тела владельца.

Ну, а если это приложение соединить с семейным доктором и новым, усовершенствованным браслетом, измеряющим пульс, давление и уровень физической активности? Тогда у вас появится возможность получать конкретные рекомендации вашего лечащего врача, что,  в свою очередь, позволит предупредить болезнь вместо того, чтобы потом ее лечить. Экономическая ценность начнет резко расти, так как врач сможет больше времени уделять хроническим заболеваниям и меньше – легким недомоганиям. А вам укрепившееся здоровье позволит больше и лучше работать...

Но и это еще не все. А если ваши данные о диете, физической нагрузке и полученных результатах сделать доступными страховой компании? Тогда она сможет предложить вам полис для защиты от реальных рисков с различными страховыми премиями в соответствии с тем, как вы выполняли рекомендации врачей, и с учетом соответствующих результатов диеты и физических упражнений. Такой электронный результат будет иметь еще большую ценность для индивидуума и даст страховой компании возможность, инвестируя должным образом, повысить свою экономическую ценность.

Можно, конечно, ничего такого не делать, если ставить на первое место соображения конфиденциальности и безопасности. Ведь, например, если кто-то без вашего ведома получит доступ к приложению-холодильнику, то может пострадать ваша кредитная история. Вместе с тем не следует забывать, что все подобные данные хранятся в других облаках. Следовательно, ваш электронный результат и новая экономическая ценность будут зависеть от того, доверяете ли вы владельцам облаков вести обмен информацией друг с другом.

Так или иначе, вышеописанное открывает перед всеми нами новые возможности. Начнут развиваться бизнес-модели, основанные на безопасном взаимодействии приложений в объединенных облаках хранения данных. Заводские цеха смогут отслеживать поставки смежников с точностью, позволяющей производить продукцию строго по графику и распределять ресурсы в реальном времени. Получат распространение «умные» датчики, с помощью которых коммунальщики будут предлагать варианты динамической тарификации в реальном времени и даже удаленно управлять потреблением, не доставляя неудобств жильцам.

Приведенные примеры дают некоторое представление о том, как люди, процессы, данные и объекты будут взаимодействовать в условиях, когда все будет соединено и подключено в условиях Всеобъемлющего Интернета. Вытекающие из этого возможности ограничены только нашим воображением, так что 19 триллионов долларов потенциальной выгоды, которую сулит Всеобъемлющий Интернет, скорее всего, окажутся просто ошибкой округления.

В новой реальности, если судить о дальнейшей стратегии с точки зрения руководителя бизнеса, единственной постоянной величиной станут перемены. Уместно напомнить, что 20 лет назад в большинстве компаний не было главных директоров по информатизации (не говоря уже о главных директорах по технологиям), в мобильных телефонах не было международного роуминга, глобализация касалась только производства, а основным средством связи был факс.

Вместе с тем уже сегодня бизнес-лидерам следует задуматься над вопросами, вытекающими из вышеизложенного. Станут ли завтрашние компании, благодаря ценности своих данных, технологически продвинутыми с узкой специализацией в том, что сегодня составляет их основной вид деятельности? Что компании будут делать со своими данными и как скоро они научатся сотрудничать с другими компаниями для достижения максимальных результатов как на главных, так и второстепенных направлениях своего бизнеса? Как обладание исчерпывающей информацией (при том, что заказчики и поставщики знают еще больше) поможет вам изменить бизнес-модель и не превратиться в поставщика товаров широкого потребления? Не придет ли на смену главным директорам по информации и технологиям главный директор по бизнес-результатам? Каков будет электронный результат? Как, наконец, не оказаться на обочине и выжить в новой экономике, ориентированной на приложения?..

Двадцать пять лет назад мой отец, увидев у меня в руках кредитную карту, буркнул: «Бестолковая вещь, никто никогда не поверит этому пластмассовому прямоугольнику». А что бы вы сегодня сказали про биткойны или про то, что за ними последует? Недавно один мудрец заметил: «Большинство бизнесов не выживают, потому что упускают из виду будущее». Всеобъемлющий Интернет – это данность, и предприятиям решать, хотят ли они быть лидерами, следовать за лидером или плестись в хвосте.


О компании Cisco

Cisco – мировой лидер в области сетевых технологий, меняющих способы человеческого общения, связи и совместной работы. Чистый объем продаж компании в 2012 финансовом году превысил 46 млрд долларов. Информация о решениях, технологиях и текущей деятельности компании публикуется на сайтах www.cisco.ru и www.cisco.com.

Cisco, логотип Cisco, Cisco Systems и логотип Cisco Systems являются зарегистрированными торговыми знаками Cisco Systems, Inc. в США и некоторых других странах. Все прочие торговые знаки, упомянутые в настоящем документе, являются собственностью соответствующих владельцев.

Дополнительная информация:

Дополнительную информацию рад предоставить
Александр Палладин, глава пресс-службы Cisco в России/СНГ
тел. (985) 226-3950

Позвольте нам помочь